Корзун Л.И.

with Комментариев нет

(1925 г.р.)

Мне посчастливилось родиться и провести детство в Салтыковке. Ее до войны, да и много позже называли одной из главных жемчужин Подмосковья. И это полностью соответствует действительности.

Однажды меня спросили: «Почему Вы так любите Салтыковку?», и я рассказал историю 75-летней давности. Зимой 1938 года, я тогда учился в 6-м классе Салтыковской неполной средней школы, нас привезли в Третьяковскую галерею. В Левитановском зале на нескольких картинах я увидел салтыковские рощи за Никольской канавой в осеннем убранстве. Позже я узнал, что Левитан некоторое время жил в Салтыковке на улице, которая сейчас называется Пионерской, недалеко от железнодорожной станции Никольское. Здесь он сделал множество этюдов, на основе которых писал потом крупные картины. А как можно не любить красивый и очень удобный для жизни родительский дом, свой прекрасный сад, свою Ново-Прудовую улицу, салтыковские пруды и парк с вековыми липами.

Салтыковка моего детства.

С той поры у меня осталось довольно много разнообразных воспоминаний: зрительных, звуковых, вкусовых. Помню ароматы свежевыпеченного в большой русской печи хлеба, а по праздникам пирогов, варенья из ранних ягод и меда при выгонке его из сот. А каким незабываемым было благоухание цветов в саду. Однако, самыми ранними воспоминаниями, пожалуй, были звуковые. Я очень любил, когда перед сном папа носил меня на руках по кругу по всем комнатам и тихонько напевал. Особенно мне нравилась грустная песня про ямщика и романс, который начинался словами: «Вот вспыхнуло утро, над озером чайка летит…» Потом из кустов выходит охотник, стреляет, но в камыши уже падает не чайка, а прекрасная девушка. Мне до слез было жалко и   ямщика и девушку-чайку, но каждый раз я просил повторения. Еще одно воспоминание связано с «колотушечниками». В Салтыковке в конце 20-х годов была команда ночных сторожей, которые обходили поселок, стуча в колотушки. Звуки были громкие и жесткие, чаще одиночные с паузами, а иногда целая барабанная дробь. Казалось бы, они должны возбуждать и раздражать, но, наоборот, они успокаивали. Возникало чувство защищенности.

Л. Корзун со старшими братьями Евгением и Валентином

Л. Корзун со старшими братьями Евгением и Валентином

В довоенные годы летом население Салтыковки удваивалось или даже утраивалось. Почти во всех домах сдавались помещения для москвичей-дачников – отдельные комната, целые этажи, иногда дома целиком. На многих дачах строились специальные летние домики или оборудовались жилые помещения в сараях. В них на лето перебирались хозяева или наоборот, их сдавали, а хозяева оставались в основных домах. Селились дачники и в нашем доме. Мама сдавала мансарду или, как ее называли, «светелку». Так она звалась, потому, что внутренние стены в ней были побелены. Напротив черного входа на дачу стоял большой сарай. Одна его половина была хозяйственной, а другую оборудовали под летнюю жилую комнату. Ее называли «мазанкой», так как снаружи стены были обмазаны глиной и побелены. Было похоже на украинскую хату, только вместо соломенной крыша была железной.

В те годы Салтыковка была поселком-садом. Чистейший воздух; красивые леса, в которых были все виды грибов и ягод. Кроме того, мы приносили домой немало орехов. На высоком южном берегу Серебрянки до 1937-38 гг. находилась большая роща орешника-фундука. Им лакомились и осенью, и зимой. Мама большую часть орехов подсушивала и прокаливала. За несколько лет до начала войны на месте ореховой рощи стали строить дачи Наркомата обороны. Так возник поселок Серебрянка. Леса были очень чистыми. Хворост и сушняк больных деревьев выбирался жителями на топливо. Да и лесники следили за тем, чтобы в лесах не было нарушений. Нарушителей серьезно штрафовали.

Привлекало в Салтыковку дачников и обилие прудов с чистой водой. Здесь купались и ловили рыбу. В моем детстве таких прудов насчитывалось семь: южнее железной дороги четыре – Серебряный, Желтый, Золотой и Тарелочкин; севернее три пруда – Вишняковский, Васильевский и Кучинский. Самая чистая вода была в Кучинском пруду. В 20-е годы и в начале 30-х годов на нем имелась неплохо оборудованная купальня. До ее ликвидации я приходил туда с родителями или братьями купаться, обычно, вечером перед сном.

дача

Дом семьи Корзунов в Салтыковке

На Тарелочкином пруду нам не только категорически запрещали купаться, но и входить в воду. Там на дне били холодные ключи. Разница температур в придонном и поверхностном слоях воды могла привести к судорогам у купающихся. Это было опасно. Мы нередко приходили туда, видели рыбаков, а иногда при солнце и щук на отмелях. Но ни разу не видели купающихся. На Желтом пруду была довольно большая лодочная станция. Особое место в жизни салтыковцев занимал парк у Желтого пруда.  В центре парка построили большую танцевальную площадку, огороженную перилами и невысоким забором из штакетника, чтобы на нее не проникали безбилетники. Танцплощадка «отдыхала» один или два раза в неделю. Так, что у жителей по крайней мере южной части Салтыковки вечера оказывались музыкальными. Были в парке и другие развлечения: хорошая городошная площадка, волейбол, футбол, крокет, теннис, настольные игры.  По выходным в парке отдыхали не только жители Салтыковки и дачники, но и гости из Москвы. Часто приезжали работники металлургического завода «Серп и молот» и других учреждений. Приезжали реже на автобусах, чаще на грузовых полуторках со скамьями для сидения. Среди них были профессиональные затейники, которые проводили различные конкурсы, соревнования, игры и викторины. С большими группами приезжали буфеты с бочками пива и кваса. Более крепкие напитки привозили с собой. Но перекусить и выпить можно было и в ресторане. На одном из самых высоких холмов сняли верхушку и на образовавшейся площадке построили деревянный ресторан. В народе его прозвали «Ласточкино гнездо». С лужайки в него вела широкая, но высокая и крутая лестница. Главным прудом моего детства, конечно, стал Золотой пруд. На нем я научился плавать и ловить рыбу. Из него приходилось таскать воду для полива сада, огорода и цветов, сначала по полведра в каждой руке, а позже и полные ведра.

По вечерам выходных дней существовало три вида развлечений. Во-первых, футбол. Северней парка находилось настоящее 90-метровое футбольное поле с воротами. На хорошо выровненной площадке росла обыкновенная трава, которая регулярно выкашивалась. Сетки на ворота навешивали прямо перед игрой. Трибун не было, зрители либо стояли, либо сидели на земле. Накануне матча развешивались афиши, и зрителей приходило довольно много. В те годы в Салтыковке имелась неплохая команда, игравшая успешно с командами из других крупных поселений тогда еще Реутовского района. Вторым летним развлечением была танцплощадка. О ней я уже рассказывал. Сделаю лишь небольшое добавление. Девушки, идя на танцы, надевали короткие летние платьица или короткие юбочки и светлые, чаще белые кофточки. Для мужчин особым шиком считалось пойти на танцы в белой рубашке с отложным воротничком. Штаны и полуботинки тоже белые. О последних стоит сказать несколько слов. Самым массовым видом обуви в то время стали у мужчин – парусиновые полуботинки, а у женщин – туфли на среднем каблуке трех цветов: белого, синего и черного. Они хорошо отмывались, а белые после мытья и просушки натирали белым зубным порошком, и они выглядели шикарно. Третьим развлечением, причем круглогодичным был кинотеатр. Кинофильмы в Салтыковке стали показывать в 1903 году. Несколько раз открывали кинотеатры, но они существовали недолго. Из-за пожаров или по другим причинам они закрывались. Но в 30-е годы рядом с парком имелся приличный кинотеатр. Он пользовался популярностью. В кинотеатре было фойе. В нем перед началом сеансов под музыку танцевали.

Вспоминая Салтыковку моего детства, конечно, необходимо рассказать и о наших детских играх. Зимой была лишь одна игра в снежки. Играть в хоккей с мячом было негде. А о хоккее с шайбой в нашей стране тогда никто не подозревал. Каждую зиму в южной части Золотого пруда заливался каток. По вечерам и в выходные дни народу собиралось много. Катающихся на настоящих коньках с ботинками было мало. Большинство из них на «гагах». Всего несколько человек каталось на «норвегах», настоящих спортивных коньках с длинными лезвиями. Почти все дети катались на «снегурках» — коньках с загнутым носом. В основном их привязывали или приматывали изолентой к валенкам. Такие коньки были и у меня. Катание на них особого удовольствия не доставляло, я предпочитал лыжи и санки. Уровень высоты южного берега Золотого пруда был гораздо выше уровня Носовихинского шоссе. Поэтому образовался приличный спуск с берега, местами пологий, местами довольно крутой. В основном катались там, хотя на лыжах катались и по улицам Салтыковки. Почти на каждой улице была лыжня. Иногда с друзьями ходили в лыжные походы в лес.

Летом игр было великое множество. Кратко расскажу о некоторых из них. Разумеется играли в вечные пряталки, салочки. Далее по списку: лапта, казаки-разбойники, чижик, испорченный телефон, а также игры с мячом: футбол, волейбол, «штандар» Были и курьезные игры: так в теплые дожди, особенно, грибные, это когда идет дождь и светит солнце, очень любили бегать по лужам, истошно вопя: «Дождик, дождик, перестань! Я поеду во Рязань Богу помолиться, чтобы тебе прекратиться!». Набегавшись вдоволь шли в душ. В те времена почти на каждом участке стояли кабинки летних душей. В землю вкапывалось 4 столба, сверху набивалось основание из прочных досок для установки емкостей для воды. Обычно емкости окрашивались в черный цвет, чтобы солнце быстрее их нагревало. Очень популярны были постановочные игры. Начитавшись приключенческих книг играли в поиски кладов, археологические раскопки и т.д. Но особенно популярны были игры на военную тематику. В них играли только мальчишки. После выхода на экраны легендарного фильма «Чапаев», почти все мальчишки Советского Союза играли в Чапаева. Играли и мы. Сценаристом и режиссером-постановщиком, как и в большинстве других игр был я. Одной из форм военных игр стало создание по моей инициативе подпольной в буквальном смысле этого слова организации под названием «штаб». Размещался он под полом террасы нашего дома. В него входили самые близкие мои приятели. Мы дали клятву защищать нашу Родину, сохранять нашу дружбу, помогать друг другу и свято чтить «военную тайну». Командира не было, а начальником штаба избрали меня. Дисциплина поддерживалась строгая. Помню, как рыдал мой двоюродный брат Юра Соловьев, когда его исключили из штаба за разглашение «военной тайны». Он был моложе меня на 3 года, а разглашение заключалось в том, что он рассказал своей маме о какой-то нашей проделке. Под мощным напором двух мам, его и моей, пришлось срочно восстанавливать членство Юры в штабе. Штаб просуществовал всего лишь одно лето. Мы взрослели и многие детские игры уходили из нашей жизни.

IMG_20180928_0001

Л.И. Корзун

С начала ХХ века до Великой Отечественной войны Салтыковка пережила три строительных бума. Первый перед началом I Мировой войны, когда она строилась как дачный поселок, В середине 20-х годов в период расцвета НЭПа. Самая массовая застройка была в предвоенные годы, начиная с 30-х. Она была связана прежде всего с переселением людей из Москвы в Подмосковье связанного с реконструкцией Москвы. Им давали бесплатные земельные участки. В основном небольшие, по 6 соток и тоже небольшие деньги на строительство дач. Построить на таком участке и за такие деньги большой и красивый дом было невозможно. Но многие переселенцы нашли выход: после раскулачивания осталось большое количество брошенных домов, их покупали за бесценок, тщательно обмеряли и заранее на своих участках готовили фундаменты. Затем дома разбирались и перевозились на новое место. Деревенские дома были проще, не так красивы, как построенные раньше дачи. Но, одновременно строились и новые дома. Их строили ведомства и предприятия. О дачах Наркомата я уже упоминал. В северной части Салтыковки построил дачи Наркомвнешторг. По восточной стороне Аптекарской улицы выстроились одинаковые дома завода ЗИЛ. На Аптекарском проезде закрасовались большие дачи некоторых артистов Большого театра, их владельцы были побогаче. Построили и несколько деревянных двухэтажных зданий барачного типа. В двух или трех бараках недалеко от кинотеатра разместилось общежитие для учащихся Кучинского гидрометеотехникума. На Разинском шоссе возник целый комплекс зданий курсов ВЦСПС. В 1937 году на перекрестке Верхней улицы и Разинского шоссе в только что достроенном новом здании открылась Салтыковская средняя школа № 17. В 1936 году школы 1-й и 2-й ступени преобразовали в начальную и неполную среднюю школы. Новое школьное здание в то время считалось одним из лучших в Реутовском районе.

Всю долгую жизнь меня преследует ностальгия по Салтыковке моего детства. Поэтому я очень обрадовался, узнав, что создается музей «Салтыковка дачная». Это стало одним из поводов для написания моих воспоминаний.

 

15.08.2018

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники